О проблемах, которые существуют в области кредитов, рассказывает руководитель Федеральной антимонопольной службы Игорь Артемьев.
 
Игорь Юрьевич, на этой неделе подан первый иск заемщика в банку о незаконности взимания дополнительных комиссий по ипотечному кредитованию. И можно не сомневаться, что вслед за первым покатится целая волна подобных исков. Каковы масштабы проблемы дополнительных комиссий, и насколько в среднем из-за них возрастает конечная ставка по ипотечному кредиту?
 
Знаете, мы занимаемся этой проблемой уже несколько лет. Суть проблемы заключается в том, что когда российским гражданам предоставляется потребительский кредит, ну, в частности ипотечный кредит, то политика банков, которая при этом производится, она находится на грани с мошенничеством, на мой взгляд. Дело все в том, что все люди не обладают необходимы высшим юридически образованием для того, чтобы разобраться в очень сложном юридическом договоре и понять, на самом деле, сколько им придется платить денег в конечном итоге в виде процентных отчислений за взятый кредит.
 
Как правило, большинство банков работают вполне добросовестно, но вот по нашим прикидкам, там порядка четверти банков занимают примерно следующую позицию, предлагают следующие продукты. Они пишут большими буквами, что реальная ставка, которую им придется заплатить, скажем, 14% по рублю годовых, что большинство населения считает в нынешних условиях приемлемым, а дальше мелким шрифтом начинают дописывать где-то там в самом конце договора, так что человек просто даже, если специально он не ищет эти нормы, он их никогда нейдет, что, например, за открытие счета может быть 2% нужно заплатить, да не в год, а 2 % в месяц.
 
Вот наиболее скандальный случай, который был совсем недавно именно был такой, 1,9% за открытие счета, то есть за операцию, которая вообще стоит одну копейку, берут в месяц, то есть в год, по сути, у заемщика взяли 24% дополнительно годовых, а кроме того, и другие такие накрутки. В результате, гражданин вместо того, чтобы как он думал, что ему нужно заплатить 14% – 15%, платит 60, 70 и даже 100%. Это, кстати, причина, почему многие люди не возвращают кредиты банкам. Вот поэтому масштаб этой проблемы достаточно большой и серьезный, и я еще раз подчеркиваю, что мы вели наше антимонопольное расследование на эту тему, и Центральный банк был как главный регулятор всей банковской системы заинтересован в этом.
 
Недавно вышли и наши рекомендации с Центральным банком и, наконец, специальный норматив, который обременил эти недобросовестные, я считаю, банки, специальными нормативами ЦБ. И вот сейчас Роспотребнадзор в последнее время взялся за эти судебные процессы. В целом, это грозит банковской системе довольно серьезными потрясениями. Мне хотелось бы подчеркнуть, что эти иски, которые поданы, это, несомненно, движение в правильном направлении, что делает Роспотребнадзор, и мы через наше законодательство занимаемся тем же самым. Важно только здесь соизмерять силу и результат, потому что банковская сфера, она очень такая деликатная. И важно, чтобы главный регулятор – Центральный банк был всегда в курсе всех действий. Потому что, в конечном итоге, ответственность за стабильность банковской системы, конечно же, лежит на Центральном банке, и мы должны помогать делать ему его работу.
Как Федеральная антимонопольная служба относится к этой проблеме? Есть ли, по-вашему, признаки сговора между банками, выдающими кредиты?
 
Вы знаете, мы сталкиваемся еще с такой ситуацией, когда некоторые банки или торговые компании, а ведь иногда потребительский кредит как выдается: есть звонкая реклама "приходите под ноль процентов", то есть вам это нисколько не будет стоить, вы купите телевизор. Дальше мы начинаем проводить наше расследование, и выясняется, что действительно, процент по кредиту ноль процентов, но цена, по которой будет приобретен телевизор, она в полтора раза дороже, то есть, на самом деле, ставка 50%.
Понимаете, да, телевизор стоит просто в обычном магазине энное количество рублей, а ноль процентов вы не платите ничего за кредит, прост уже в цену включены все накрутки и там эти 50% все равно выплывают, то есть в конечном итоге опять на грани мошенничества, опять человека обманули. Он в полтора раза дороже купил телевизор, ему ж неважно как это называется – процент по кредиту или там цена. В конечном итоге, человек чувствует себя обманутым и совершенно справедливо. Так вот такие случаи, такие схемы мы наблюдаем. Но надо понимать, что антимонопольная служба и мы можем действовать тогда, когда есть монополия. И тогда, когда кто-то обладает доминирующим положением на рынке.
Либо действительно есть сговор в виде картеля. Вот такие ... сговоры выявляем сейчас в системе между банками страховыми компаниями. Вообще говоря, если какой-то кредит дается, например, его нужно застраховать, то, вообще говоря, банк не вправе навязывать клиенту. Он ему дает кредит, а где его страховать – это дело клиента. Я и вы можем пойти в любую страховую компанию, которая нам нравится, по каким-то причинам мы считаем ее надежной и мы вполне можем там застраховать. Поэтому когда подписываются некие соглашения о том, что если вы берете кредит и только в этом банке, то вы должны страховать только в этой компании и нигде больше. Или, если вы приходите в магазин, например за телевизором, покупаете телевизор, то страховать кредит, на основании которого вы купили этот телевизор, только в этой страховой компании, это есть нарушение антимонопольного законодательства. Мы сейчас вели несколько таких дел и соответственно их продолжаем.
 
И мы их, я думаю, успешно завершим, у меня нет сомнений в абсолютной судебной перспективе, что мы там победим. В этом смысле мы сделаем для потребителя более легкий выбор, его никто уже не сможет привязать к какому-то конкретному банку или к какой-то конкретной страховой компании, но все, что касается нормативов банковских, вот этих всяких комиссий, вот этих безумных, скрытых, то мне кажется, что государство, конечно же, должно как можно быстрее форсировать Федеральный закон о потребительском кредитовании, где найдется, я думаю, место и по поводу ипотечного кредитования, потому что то, что происходит, тут начали с вами разговор с рынка ипотечного кредитования, это же страшная вещь, это же человек, семья попадает в зависимость на десятки лет.
 
И если их сегодня обманули, неужели эти банки думают, что эти люди просто так вот будут 20-30 лет жить в таком состоянии? Они либо найдут десять тысяч причин как это не отдать, и отсюда возникнет вообще вопрос о ликвидности самой банковской системы, если кредиты не будут возвращать. Во-вторых, люди найдут, как ответить на этот обман. Потому что никто никогда не согласится, что это справедливо. Значит, будут приняты законы депутатами, значит, будут приняты за эти 20 лет всякие постановления правительства, ужесточено наше законодательство, ужесточено законодательство о потребителях, которыми пользуется Роспотребнадзор и так далее.
 
То есть, вообще говоря, доиграются с этим делом. Не надо злить население. Нужно прямо, четко и так законом и предполагается, вот сейчас он в Минфине, предполагается внести в Государственную Думу, где четко устанавливается обязанность банков, оговаривают так называемую фиктивную ставку. То есть четко, что бы они там не писали в договоре, сколько процентов я должен платить ежемесячно, и сколько это в рублях ежемесячно, там 300 рублей, 305 рублей. И вот если они уже укажут неверную цифру, то их можно привлекать к уголовной, административной ответственности и так далее. Но сделать это можно только федеральным законом.
То есть, явные элементы сговора между банками и страховыми компаниями налицо.
 
Они наблюдаются, несколько дел. Около пяти или четырех дел только в последние три месяца мы провели. Провели антимонопольное расследование, выдали предписание, оштрафовали и наказали соответствующие структуры и выиграли судебный процесс. Суды поддержали нашу позицию, и эти процессы выиграны нами сегодня. Если Государственная дума в ближайшие дни примет поправки по штрафным санкциям в Кодекс об административных правонарушениях, мы очень надеемся, что это случится в самое ближайшее время, то в основном реформа антимонопольного законодательства в России будет завершена.
Тогда за такие художества по обману потребителей компании заплатят десятки миллионов долларов за однократное нарушение. Тогда эти штрафы будут очень чувствительны для компании. Тогда они будут бояться и они не будут на самом деле хулиганить. А сегодня, когда мы их ловим даже за руку, то в лучшем случае они отделаются легким испугом, заплатив там 50 тысяч рублей. Для банка 50 тысяч рублей – это, понятно, ерунда, и поэтому они опять начинают нарушать, опять начинают нарушать. А уголовное законодательство в этой сфере тоже не работает. Мы его уже внесли в новую редакцию 178 статьи УК в правительство. В результате они остаются безнаказанными.
 
Какие меры планирует принять Федеральная антимонопольная служба для исправления ситуация с ипотекой и с кредитованием в целом?
 
Здесь есть несколько мер, мы вообще не сторонники каких-то жестких регулирований, да там, введения каких-то ценных фиксаций и так далее. Потому что это останавливает рыночный механизм, лишает рыночную экономику хоть какой-либо привлекательности. Потому что тогда нужно вводить госрегулирование, возвращаться в развитой социализм. Там могут быть свои какие-то плюсы, но я не сторонник этой системы. Мне кажется, рыночная экономика гораздо более перспективной.
Но главное – тогда само сообщество должно, как мы и предложили, вот у нас было слушание, организовать утверждение корпоративного кодекса ипотечного кредитования, ипотечного кредитора.
 
Само сообщество должно осудить такую практику, как я уже говорил, находящегося на грани мошенничества и сказать, что мы будем действовать вот так открыто, мы будем открыто ставки декларировать. Ну, по ипотечным кредитам, уходящим на десятки лет я уже сказал, это просто необходимо сделать, если мы революцию не хотим получить когда-нибудь не только в банковской сфере, а вообще серьезную революцию. И потрясения серьезные. И это они должны сделать сами. И мы сейчас уже видим, что часть корпораций так делают.
В частности у нас около ста банков зарегистрировались как добросовестные пользовали, так называемый белый список Федеральной антимонопольной службы, который полностью выполняет рекомендации ФАСа, Центрального банка, то есть показывает эффективную ставку. Мы массовые проверки проводим сейчас в отношении тех, кто не подписался под этим, кто нарушает. И тех, кто в белом списке, чтобы проверить, так ли это. Мы будем продолжать эту работу. Мы постоянно находимся в контакте с Центральным банком и вот эти рекомендации все и императивные нормы. Мы благодарны Центральному банку за это. И, как я сказал, финалом этой работы должен стать закон, как можно быстрее. Он должен быть в этом году принят и Министерство финансов, которое за это отвечает, сейчас делает все возможное для этого.